Началом этой истории стал октябрь 2015г., когда я случайно встретилась с маминой сотрудницей на улице и она меня ошарашила фантастическим рассказом. По её словам, за последнее время мама очень сильно деградировала, это касалось всего: она перестала следить за собой, стала скрытной и необщительной, чуть ли не шарахалась от людей, совсем перестала есть на работе (она действительно сильно похудела в тот период), в профессиональном плане тоже был больной регресс — с отчетами, которые делала много лет, теперь мама не справлялась. Совсем странно было слышать, что она даже не может вспомнить свою подпись, и не может понять, что 16:00 — это 4 часа, а не 6. По словам сотрудницы, не уволили её до сих пор только за выслугу лет.

Всё это казалось диким. Ещё и как раз в тот день я возвращалась из реанимации, у бабушки случился обширный инфаркт. Шок — это мягко сказано.

Первыми тревогу забили на работе! Близкие родственники ничего не замечали, списывая мелкие ситуации на обычную забывчивость!

В следующие несколько дней я обдумывала ситуацию, вспоминая детали, сопоставляя события. Надо сказать, что мы никогда не были особенно близки с мамой, у неё всегда был трудный характер, поэтому я съехала от родителей ещё в 19 лет, после чего мы общались редко и в основном по телефону, хотя жили не далеко. Обсудила ситуацию с папой и братом (они живут вместе), они подтвердили, что мама практически полностью перестала готовить (покупается готовая еда), подзапустила себя и хозяйство, стала более забывчивая, мало ест. Но всё это воспринималось как естественный ход событий, усталость, старение. Депрессию и параною у неё никто не наблюдал.

Сходила к маминому терапевту (она оказалась в курсе ситуации, т.к. вопрос поднялся на последнем проф. осмотре), терапевт посоветовала вести маму сразу к психиатру.

Вообще, когда проблема вскрылась, детали стали складываться как пазл: мелкие ситуации, небольшие странности, которые ранее списывались на климакс, старение, плохое настроение, теперь выстроились в общую картину.

Заручившись согласием родных, поговорила с мамой о ситуации, спокойно, но прямо объяснив ситуацию. Постоянно делала акценты на том, что и мы, и коллеги в курсе ситуации, никто ни в чем не упрекает, все хотят помочь. Оказывается, она пыталась обследоваться, но дальше терапевта дело не пошло (думаю, ей просто было трудно понять, что говорит врач, куда надо идти дальше и т.д. Ну и страшно, конечно). Уговорила маму начать обследование ещё раз, пообещала везде ходить с ней. Не самый легкий разговор в моей жизни.